Новости   Доски объявлений Бизнес-каталог   Афиша   Развлечения  Туризм    Работа     Право   Знакомства
Home Page - Входная страница портала 'СОЮЗ'
ТВ-программа Гороскопы Форумы Чаты Юмор Игры О Израиле Интересное Любовь и Секс



 Главная
 Информбюро  Константина  Капитонова
 Политики  Израиля
 Личности Израиля
 Арабские  лидеры
 Форум
 Ваше мнение



Поиск Любви  
Я   
Ищу  
Возраст -
Где?








Интервью с министром. Матан Вильнаи - министр науки, культуры и спорта Израиля


Обсудить нынешнюю ситуацию в Израиле, особенно в связи с военной операцией «Хомат маген» («Защитная стена»), я решил с министром науки, культуры и спорта Матаном Вильнаи. Его мнение интересовало меня, прежде всего, потому, что в недавнем прошлом министр – это боевой генерал, 36 лет прослуживший в армии, занимавший пост заместителя начальника генерального штаба, претендовавший также и на кресло начальника этого ведомства. Сегодня, к тому же, он является членом «узкого кабинета» по вопросам политики и безопасности.
Долгое время он считался человеком, симпатизирующим правым политическим кругам. Поэтому его приход после демобилизации из армии в левую партию «Авода» для многих оказался неожиданным. Однако вскоре выяснилось, что Вильнаи очень далек от израильских правых и случайности в его политическом выборе не было.
Будучи предупрежденным его русскоязычной помощницей Людмилой Лагуш о немногословии министра, я заранее подготовил вопросы и оказался прав: он отвечал по-военному коротко и был сдержан в формулировках.
Увы, наша беседа была очень недолгой и явно недостаточной для того, чтобы читатель мог составить себе представление о том, что же собой представляет Матан Вильнаи как человек и политик. И, тем не менее (хочу надеяться), она что-то прояснила…
- 29 марта началась антитеррористическая операция «Защитная стена». Каковы ее итоги на сегодняшний день?
- Хочу напомнить, что эта операция преследовала две основные цели. Первая – нанести тяжелейший удар по инфраструктуре террора, уничтожить мастерские по производству взрывчатки, ракет «Кассам» и прочего вооружения. Иначе говоря, разоружить террористов, дабы предотвратить теракты. Вторая – устрашение боевиков с тем, чтобы они понимали, что мы достанем их в любом месте, и потому для них не найдется надежного убежища.
Конечно, и раньше террористы не чувствовали себя в безопасности. Мы им этого не позволяли. Но сегодня ситуация стала совершенно недвусмысленной.
Так что поставленные цели - достигнуты. Но это, к сожалению, не уничтожит террористов одним махом. Хотя теперь боевики не смогут осуществлять теракты так активно, как это было до операции «Защитная стена».
Но думаю, что без мирного процесса и без политического урегулирования нельзя сказать, что эта операция достигла своих конечных целей. Дело в том, что инфраструктура террора и сами террористические акты – это мотивация палестинцев в достижении их целей. Для того чтобы изменить данную ситуацию, необходимо нейтрализовать источники этой мотивации. А сделать это можно только политическим путем.
- Что же необходимо предпринять, чтобы добиться конечной цели?
- Следует понимать, что война с террором неизбежно проходит различные стадии развития. Ситуация все время меняется, никогда ничего не бывает постоянным. Собственно, вот так мы и пришли к нынешней ситуации.
Еще несколько дней ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля) будет вести боевые действия против террористов, поскольку США оказывают на нас серьезное давление. Понятно, что сразу с террористами покончить нельзя. Наша армия тридцать лет находилась на территориях и боролась с террором посредством проведения военных операций. Но терроризм на Ближнем Востоке до сих пор не искоренен.
Но нам удалось довести до сведения другой стороны, что ей не стоит рассчитывать на безнаказанность. Такого не будет. У меня нет сомнений, что как только палестинцы осуществят новые теракты, мы снова возьмем под контроль палестинские территории.
- Палестинская Автономия включает в себя не только Западный берег реки Иордан, но и сектор Газа, где сосредоточены штабы «Исламского джихада», «ХАМАСа» и Какие планы в отношении Газы?
- Генеральный штаб ЦАХАЛа разработал крупномасштабную военную операцию. Однако правительство решило начать ее пока на Западном берегу Иордана. Именно там находятся основные очаги террора. Именно оттуда террористы-смертники проникают на территорию Израиля для проведения терактов.
Я думаю, что многие палестинские лидеры, находящиеся сегодня в Газе прекрасно понимают, что если оттуда будет исходить угроза Израилю, то командование ЦАХАЛа введет войска в сектор Газа.
- США и страны Европы оказывают на Израиль серьезное давление. Все это может повлиять на ход операции и ее продолжение. Что вы думаете по этому поводу?
- Проблема очень серьезная и она имеет ряд аспектов. Давление, которое оказывается на наше государство, определяется тем, что относительно умеренные арабские режимы, с которыми у Израиля есть мирные договоры - Египет и Иордания, - могут столкнуться у себя внутри с проявлениями несогласия и террора. Поэтому они будут вынуждены прибегнуть к военным мерам. Это, разумеется, нарушит баланс сил и приведет к серьезным последствиям в регионе.
- Негодование арабских стран вполне понятно. Но почему США, союзник и покровитель Израиля, оказывают столь мощное давление?
-Это еще раз доказывает то, что создалась противоречивая и не всегда понятная, на первый взгляд, ситуация. С одной стороны, Америка – наш союзник. С другой, она опасается навредить своим интересам на Ближнем Востоке.
Вашингтон активно борется с террором и сейчас намерен провести военную операцию против Ирака. Если в Египте, Иордании и ряде стран с умеренными режимами ситуация осложнится, то это может привести к дестабилизации в регионе. Это помешает достижению целей, которые поставили перед собою США.
Но мы отнюдь не впервые не принимаем американскую позицию. Случаев таких множество, в наших отношениях бывали кризисы на том или другом уровне. Каждый раз, когда имеется столкновение интересов, возможность кризиса не исключена.
В то же время нынешнему американскому поведению присущи элементы того, что я называю двойным стандартом. США борются с террором, который им мешает. Что же касается террора, который отравляет жизнь нам, то он, с американской точки зрения, как бы менее важен.
Но мы ни в коем случае не должны отказываться от борьбы с террором. Правда, при этом нам не следует портить отношения с Вашингтоном.
- Сегодня большинство израильских политиков заявляют, что Арафат не является подходящим партнером. Палестинцы думают о Шароне то же самое. Может быть, кому-то из этих лучше уйти?
- Следует помнить, что Арафат является лидером палестинского народа. Это как Ленин или Фидель Кастро. Проще говоря, тот, кто поднял восстание. Но проблема заключается в том, что Арафат имеет непосредственное отношение к террору. Именно поэтому мы должны найти альтернативных людей в автономии, с которыми можно вести переговоры о мире. Я не исключаю, что это может быть сам Арафат, или другое доверенное лицо, уполномоченное им вести переговоры.
- Шарон призвал под свои знамена бывших премьер-министров Биньямина Нетаниягу и Эхуда Барака. То есть, своих потенциальных противников. С какой целью?
- Это часть внутренней политики Израиля. А сделано это для того, чтобы они не выступали против него. Да, Шарон – лидер номер один. Но он вынужден маневрировать на политической арене, образовался очень сложный клубок противоречий и разных взглядов. Религиозные, светские, новые репатрианты, левый лагерь, правый лагерь – это одна сторона. Другая – это противоречия, которые исходят извне.
- Нетаниягу сейчас ведет активную общественную жизнь. Складывается впечатление, что он уже начал свою предвыборную кампанию. Как вы оцениваете его шансы на очередных или внеочередных выборах?
- Как глава правительства, Нетаниягу потерпел фиаско. Но внутри его партии «Ликуд» его авторитет велик. Следует иметь в виду, что согласно израильской выборной системе, тот кто одерживает победу внутри своей партии, становится кандидатом на пост преьер-министра. В «Ликуде», скорее всего, победу одержит Нетаниягу. А сегодня эта партия имеет большую популярность и наверняка получит большее число голосов. Поэтому бывший премьер вполне может стать главой правительства.
Это на сегодняшний день. Но именно сегодня ситуация настолько сложная, что все может измениться в любой момент. Потому что в израильском обществе наблюдаются внезапные полюсные тенденции. С одной стороны, опросы общественного мнения показывают, что мы должны нанести тяжелый удар по палестинцам. С другой стороны, есть достаточно серьезные требования немедленно оставить территории и выйти оттуда.
-Возможен ли вариант, что Шарон, поскольку он призвал под свои знамена Барака, объединится с ним, создаст новое и снова победит на выборах?
- Скорее всего, Шарон может сделать это с Пересом. Если рассмотреть внутриполитическую карту Израиля, то можно увидеть, что 20 процентов составляют религиозные партии, существует правый и левый лагеря. По-настоящему, сегодня в Израиле нет центра – демократического или либерального. Я считаю, что значительная часть сторонников партии «Авода» и партии «Ликуд» – это и есть настоящий центр.
- В Израиле находится госсекретарь США Колин Пауэлл. Каковы шансы на успех его миссии?
- Я полагаю, что, несмотря на американское давление, мы закончим операцию, так как мы хотим, и постараемся найти путь к процессу политического урегулирования. Я надеюсь на то, что американцы нам в этом помогут. Именно во время его визита мы должны уделить главное внимание решению всех проблем.
- Стало дурной традицией, что в ходе визита в Израиль того или иного эмиссара, который приезжает сюда с целью урегулировать конфликт, террористы проводят теракты. Если подобное произойдет во время визита Пауэла, как на это отреагирует ЦАХАЛ?
- Ответ на этот вопрос можно узнать после заседания правительства. Но я не считаю, что на каждый теракт, каким бы тяжелым он ни был, нужно отвечать немедленной военной акцией. В этом вопросе должна быть стратегия и четкая позиция.
- Как известно, любая война рано или поздно заканчивается. Но для этого необходим переломный момент в боевых действиях. Когда этот момент наступит в противостоянии между Израилем и палестинцами?
- Такой перелом должен наступить именно сейчас. Кстати, одна из целей операции «Защитная стена» - это достичь переломного момента. Затем - создать систему устрашения террористов, дабы они поняли, что если не вернутся на путь политического урегулирования, то мы уже никогда не сможем сеть за тол переговоров.
- Вы уверены, что Арафат капитулирует?
- Вопрос не в капитуляции, а в том, что будет после этой операции. Я не могу дать однозначный ответ, поскольку мы сражаемся не с армией, а с террористами. Не следует забывать, что, помимо Арафата, есть еще и террористические группировки, которые ему не подконтрольны. Они черпают свои силы среди арабского населения, путем ведения антиизраильской пропаганды, и тем самым находят новых террористов-смертников.
- Какой план мирного урегулирования с палестинцами предложили бы вы?
- Я постарался бы создать такую ситуацию, при которой умеренные арабские режимы вместе с Европой, Америкой и Россией, оказали давление на Арафата с тем, чтобы он вернулся за стол переговоров. Только тогда мы можем пойти на уступки. Но сейчас о них нет смысла говорить, так как мы не находимся за столом переговоров.




Константин КАПИТОНОВ, Тель-Авив


Copyright © 2000 Pastech Software ltd Пишите нам: info@souz.co.il